Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные

Сара Вульф

Прекрасные и Порочные

Прекрасные и Порочные – 1

Я дотягиваюсь до его руки, а моя собственная дрожит. Пальцы Джека выглядят такими длинными, тонкими и нежными. На ощупь они гладкие и теплые. Я хватаюсь за несколько пальцев, словно они спасательный круг. Плот в море. Веревка в глубокой яме.

– Ты хорошо пахнешь, – говорю я. – Тебя прикольно дразнить. И мне нравится твоя мама. Ты умный. Немного глупый, но все-таки умный. Мне было очень весело. Война. Поцелуй. Свидание. И ты назвал меня красивой, и это было здорово. Так что, даже если мы никогда не будем воевать снова, даже если ты навсегда меня возненавидишь за слова Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные, что ты мне нравишься, спасибо тебе. Большое спасибо…

Я никогда не закончу.

Джек наклоняется, его губы соприкасаются с моими, я поворачиваюсь и приподнимаюсь. Он наклоняет меня обратно, и я снова опираюсь на подушки у изголовья кровати, а он целует меня…


-1-

3 года

9 недель

5 дней

Когда мне было шесть лет, папа сказал мне кое-что действительно верное: «У каждого человека должен быть список важных дел».

У меня ушло одиннадцать лет, чтобы составить один, но теперь он закончен, и всё благодаря одному придурку в моей жизни:

1. Не говорить о любви.

2. Не думать о любви.

3. Мысли и разговоры о любви приводят к любви, которая является врагом Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные. Не общайся с врагом. Даже если горяченькие актеры в фильмах изображают её приятной, милой и соблазнительной, не поддавайся ей. Любовь – самое плохое в мире, корень зла, придуманный накаченными гормонами, достигшими половой зрелости идиотами. Это Джокер, Лекс Лютор, тот грузный парень, который постоянно ошивается в шайке Скуби-Ду. Это главный босс, большая шутка видеоигры, от которого зависит ваша жизнь.

Сейчас каждый на вечеринке Эйвери Брайтон имеет собственный список дел, и практически каждый похож на этот:

1. Напиться.

2. Напиться еще больше.

3. Попытаться не наблевать на кого-то симпатичного.

4. Попытаться закадрить симпатягу, на которого ты пытаешься не наблевать.

Это отличный список, которому легко следовать даже Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные идиоту. Он гарантирует: ты будешь достаточно пьян, чтобы считать всех симпатичными, поэтому ни на кого не блюешь и пытаешься закадрить всех. Это основное руководство для людей, которые слишком много смотрят MTV, и думают, что веселиться значит напиться в стельку и переспать с кем-то, кого они не вспомнят. Список делает всех здесь невыносимыми. Особенно парней. Один из них, с красным лицом, обнимает меня за плечи и намекает на уединение. Я сжимаю губы, отталкиваю его и сбегаю на кухню. Народ здесь слишком занят выпивкой, чтобы приставать к девчонкам. Не то, чтобы ко мне много приставали. Флирт является чем-то новым Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные для меня, странным, потому что обычно парни не флиртуют с толстыми девочками, а именно такой я была раньше.

Толстая девочка.

Я тяну вниз свою футболку с группой «Florence and the Machine», чтобы убедиться, что она всё прикрывает. Выставлять на показ свои растяжки «крутому» народу Ист Саммит Хай – не самый лучший способ завести влиятельных друзей. Или друзей на время. Я бы согласилась и на такую дружбу. Чёрт, в таких условиях я бы согласилась и на врага. Без якоря плавать в море под названием «средняя школа» – хреново.



– Айсис! – Ко мне шлепает пьяная девушка, её черные волосы прилипли к потному лицу Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные. – Прииииивет! Как... что... ты здесь делаешь?

– Эмм, да? – Я пытаюсь вспомнить её. Она хихикает.

– Я Кайла. Мы встречались на истории... планеты?

– Всемирная история, – выдвигаю я.

– Точно! – Она хлопает в ладоши и указывает на меня. – Вау. А ты действительно умная.

– Я действительно намокну, если ты это не прекратишь. – Я осторожно перемещаю её руку в вертикальное положение, чтобы пиво из красного стаканчика не капало на пол и мои джинсы.

– Ох, ты намокнешь? – Она зажмуривает глаза и улыбается. Когда я не реагирую, делает это снова.

– Что ты делаешь? – спрашиваю я.

– Подмигиваю!

– Там, откуда я родом, это называется «напилась».

– Напилась? – она начинает Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные смеяться, обрызгивая меня пивом изо рта. – Да я трезвая!

– Слушай, ты действительно, – я делаю паузу, пока Кайла делает отрыжку, – замечательная и спасибо, что заговорила со странной новой девочкой, но я думаю, тебе стоит прилечь. Или, возможно, вернуться в прошлое. До изобретения алкоголя.

– А ты смешная! Кто тебя пригласил?

– Эйвери.

– Оооох, она снова так делает, – смеется Кайла. – Не пей пунш!

– Что делает?

– Приглашает всеееех новичков на вечеринку. Если они проводят всю ночь без слёз и остаются сухими, то они становятся крутыми для нашей компании.

Превосходно! Семь часов попойки с дерьмовым пивом, которое купил чей-то старший брат, являются испытательным полигоном Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные для того, чтобы решить, кто крутой, а кто нет. Я должна была ожидать такое от скучного, маленького пригорода Огайо.

– Что в пунше? – спрашиваю я, смотря через плечо на огромную пластиковую чашу, наполненную рубиновой жидкостью.

– Порошковое сл...сла... порошковое слабительное! – заканчивает Кайла. Несколько парней кружат вокруг неё как акулы, выжидая момент, когда она дойдет от стадии пьяна до стадии слишком-пьяна-чтобы-сопротивляться. Я сердито смотрю на них поверх плеча Кайлы, беру её за руку и тащу по лестнице на второй этаж, где тихо и нет сексуально озабоченных стервятников. Мы прислоняемся к перилам и смотрим на хаос внизу.

– Так откуда ты? – спрашивает Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные Кайла. Теперь, когда она не раскачивается как безумная, я могу хорошо рассмотреть её. Волосы и глаза темные. Она одна из немногих афроамериканцев в школе. Кожа янтарная – цвета медовых сот. Она действительно хорошенькая. Лучше, чем большинство присутствующих здесь девчонок, и определенно лучше меня.

– Я из Флориды, – говорю я. – Гуд Фолс. Крошечное, скучное местечко. Куча комаров и футболистов-качков.

– Прям как здесь, – хихикает она, допивая пиво. Кто-то внизу открывает банку консервированных сосисок и начинает их везде разбрасывать. Девочки визжат, уворачиваются и вытаскивают их из волос. Парни бросаются ими друг в друга и пытаются засунуть девчонкам под кофты Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные. Одна из сосисок летит вверх, застревает в люстре, и Кайла охает.

– Маме Эйвери это не понравится, – говорит она.

– Вероятно, её родители богатенькие снобы.

– Откуда ты знаешь? Они ВИД или что-то в этом роде.

– ГИД.[1]

– Точно! Я предполагала, что это очень важная работа, но потом я подумала – она не должна быть сложной, ведь как она может быть важной, если состоит всего из трех букв?

– А ты нечто. Нечто очень пьяное, но определенно нечто.

Она улыбается мне и дотрагивается до пряди моих волос.

– Мне нравится этот цвет.

– Фиолетовое Безумие, – говорю я. – Так было написано на коробке.

– Ох, ты сама красилась Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные? Круто!

Это было частью моего соглашения с собой: похудеть, покрасить волосы, подобрать подходящую одежду. Стать лучше. Стать человеком, с которым захотят встречаться. Но я не говорю ей это, потому что, то была старая я – та, кто думала, что любовь не является глупостью. Та, кто сделает все для парня, даже похудеет на восемьдесят пять фунтов[2], сидя на диетах и потея, как свинья. Та, кто ходила в непристойные клубы, чтобы выпить, покурить и позависать с его друзьями. Даже не с ним. Его друзьями. Я хотела, чтобы они приняли меня, как будто это заставило бы его любить меня больше.

Но той девочки Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные больше нет. Это не Гуд Фолс. Носплейнс, штат Огайо. Здесь никто не знает старую меня, и я не покажу её им, ведь это погубит новую меня. Я отчаянно нуждаюсь в друзьях, а не в социальном самоубийстве. Между двумя «я»: старой и новой – очень тонкая грань, жалкая тонкая линия, и я балансирую на ней, как балерина на своем первом сольном концерте.

– Вот дерьмо, – внезапно шипит Кайла. – Я не знала, что он здесь будет.

Я смотрю туда, куда устремился её взгляд. И безошибочно узнаю, о ком она говорит. Он единственный по-прежнему невозмутим, словно остров спокойствия среди всего этого хаоса с метанием Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные сосисок и пьяными танцами под Black Eyed Peas. Высокий, как минимум шесть футов[3]. Широкие плечи, узкая талия, длинные ноги и невероятно острые скулы. Волосы растрепаны, они не светлые, но и не темные – скорее нечто среднее. Кайла рядом со мной пожирает его глазами, и она не единственная кто так делает. Девочки замирают, когда он заходит, а парни кидают на него презрительный взгляд. Кто бы он ни был, я уже могу сказать: он один из тех популярных парней, который выбирает неправильный путь.

Он проходит дальше, приковывая к себе всё внимание. Обычно, когда заходишь, киваешь людям или ищешь в толпе того, кого Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные знаешь. Но только не этот парень. Он просто идет. Ему не требуется проталкиваться через толпу – люди сами расходятся. Как будто его окружает невидимый щит. На лице неизменное скучающее выражение, словно всё происходящее вокруг ему абсолютно не интересно.

– Это Джек. Джек Хантер, – шепчет Кайла. – Он никогда не приходит на такие вечеринки. Они ниже его уровня.

– Ниже его уровня? Он в старшей школе, Кайла, а не в треклятом королевском дворце.

– У него здесь есть прозвище – Ледяной Принц. Он вроде как член королевской семьи.

Я смеюсь. Когда лицо Кайлы остается серьёзным, останавливаюсь.

– Подожди, ты не шутишь? Вы и правда его так называете?

Она краснеет Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные.

– Ну да! Так же как мы называем Карлоса, мексиканского квотербека[4] – Горячая Тортилья, а жуткого парня с ножами, который ошивается у библиотеки – Крипер МакДжиперс. Джек – Ледяной Принц, потому что это то, кем он является!

У меня снова вырывается смех, и в этот раз настолько громкий, что Джек смотрит наверх. Сейчас, когда он стоит ближе, я могу разглядеть лицо. Скучающее выражение совсем его не портит. Кайла шепчет мне: «Он симпатичный», но это не так. В нем нет смазливости, о которой хихикают девчонки на вечеринках с ночевкой и переменках. Он красивый, статный с львиными глазами, острым носом, широкими губами Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные. Красавец, которого можно увидеть в рекламе итальянских костюмов. Я понимаю, почему его называют Ледяным Принцем. Помимо плотной завесы претенциозности, которая следует за ним, его глаза цвета замершего озера – голубой настолько светлый, что его глаза выглядят почти прозрачными. И они смотрят прямо на меня. Кайла издает звук похожий на крик маленькой обезьянки и прячется за мое плечо.

– Он смотрит на нас! – шипит она.

– Почему ты прячешься?

Кайла что-то бормочет в мою кофту. Я закатываю глаза.

– Он тебе нравится.

– Не так громко! – она сжимает мою шею и тянет.

– Воу, воу! Ты не можешь сломать мой позвоночник, он мне еще нужен!

– Тогда не говори Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные такие глупости как эта так громко!

– Но он тебе нравится!

Она надавливает на шею, и я вскрикиваю. Наш шум не остается незамеченным для Джека или кого-либо другого. Мне удается оторвать её пальцы от части моей нервной системы, убедившись, что я могу дышать, ныряю в ванную, чтобы пописать. В туалете беспорядок, унитаз грязный и прежде чем выйти, я похлопываю его в знак сочувствия. Будь сильным, приятель. Так или иначе, это всё скоро закончится. Или мы все умрем от алкогольного отравления или ты разрушишься из-за кислотности рвоты, которой ты подвергся. Они дают тебе пенсию? Нет? Они должны Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные. Мы должны протестовать. Пикет. Союз Объединенных Туалетов.

Когда я заканчиваю говорить с туалетом совершенно разумным способом, я выхожу и вижу то, что мне не нравится – Кайла снова внизу. Но парни оставили её в покое. Все, кроме одного. Или скорее это один парень, которого она не оставляет в покое.

– О-обычно я не вижу тебя на таких вечеринках, – Кайла заикается никому иному, как самому Джеку. Он посмеивается.

– Нет. Мне не нравится крутиться в грязи. Сегодня исключение. – Он осматривает комнату, его губы изгибаются. – А тебе, я смотрю, нравится.

– Ч-что? Нет, я имею в виду, я просто подруга Эйвери. Она заставила меня прийти Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные. Мне даже не нравятся эти вечеринки...

– У тебя невнятная речь и ты запинаешься. Ты едва контролируешь свое тело. Если тебе приходится так напиваться, чтобы получить удовольствие от вечеринки, на которую тебя заставили прийти друзья, то ты идиотка, которая неправильно выбирает друзей.

Выражение лица Кайлы становится напряженным, словно её ударили, а затем начинают бежать слезы. Моя кровь закипает – что он, чёрт побери, о себе возомнил?!

– Это н-не то, что я имела в виду, – начинает говорить Кайла.

– Да, точно, ты выглядишь как девушка, что остается с друзьями, которых ненавидит. Возможно, они тоже тебя ненавидят. Должно быть, легко это прятать Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные за всей этой попойкой и брендами.

Слезы Кайлы текут по щекам. Джек вздыхает.

– Ты такая слабохарактерная, всегда плачешь, когда кто-то говорит правду?

Мое сердце быстро бьется в груди. Мои кулаки сжимаются так сильно, что я не чувствую пальцев. Я отпихиваю краснолицего парня, который опять пытается приставать ко мне, и пробираюсь через толпу. Кайла мне не подруга. Здесь у меня нет друзей. Но она в течение четырех секунд была очень мила со мной – правда мила, не то, что сладкий яд пригласи-меня-на-странную-испытательную-вечеринку Эйвери. А четыре секунды даже больше, чем я рассчитывала получить. Это Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные большее, что у меня было за долгое время. Губы Джека изгибаются в насмешке. Скажи это. Скажи еще что-нибудь, красавчик. Я бросаю тебе вызов.

– Ты жалкая.

Так я впервые ударила по лицу Джека Хантера. Когда мой кулак соединяется с его дурацкими высокими скулами, он отшатывается назад. Как только я вижу в ледяных глазах назревающую бурю, у меня появляется чувство, что это не последний раз, когда я его бью.

– Проси прощения у Кайлы, – требую я, и весь дом затихает. Это походит на волну, сначала люди рядом со мной, Кайлой и Джеком замолкают. Затем тишина перемещается, прыгает как блоха, как болезнь Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные, тихая и зловещая и распространяется быстрее, чем картинки кошек на Фэйсбуке. Похоже, вся вечеринка остановилась, замедлилась только, чтобы посмотреть, что сделает Джек. Они хотят шоу. Они похожи на стаю безжалостных маленьких гиен, а я только что укусила льва. Возможно, Джек тоже чувствует эту атмосферу, потому что когда отходит от шока, он внимательно осматривается, как будто просчитывает следующий шаг, а затем фокусирует на мне такой холодный взгляд, что он, возможно, смог бы заморозить лаву.

– Судя по выражению твоего лица, – я скрещиваю руки и пристально смотрю на него. – Для тебя в новинку получить из-за того, что ты задница.

Он прикасается к своему Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные носу, капелька крови стекает к его рту. Он медленно слизывает её с большого пальца, а потом с губ. Лицо Кайлы бледное и застывшее как у манекена. Глухой рёв музыки и басовые удары – единственное, что осмеливается прервать натянутую тишину ожидания. Джек не говорит. Так что это делаю я.

– Позволь мне выразится проще, чтобы ты понял, – произношу я чрезвычайно медленно. – Извинись перед Кайлой за то, что сказал, а то я заставлю тебя истекать кровью еще больше.

Кто-то в толпе хихикает. Люди начинают перешептываться. Мне наплевать, что они думают и что я провалила этот дурацкий тест вечеринки – мне важно только, чтобы он Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные извинился перед Кайлой. Он ранил её сильнее, чем думает.

– Почему ты так сильно желаешь защитить девочку, которую даже не знаешь? – Наконец спрашивает Джек глубоким голосом, придав ему мрачный смертельный тембр. – Поправь меня, если я ошибаюсь, но разве ты не новенькая? Это объяснило бы твое невежество. Во Флориде есть школы? Или ты училась у крокодилов и деревенщин?

По комнате проносится коллективный вздох. Мои щеки краснеют, но я не позволю этому остановить меня. Я слышала оскорбления и похуже. Это ничто. Я насмехаюсь.

– Я не могу просто стоять и наблюдать, как маленький высокомерный придурок разбивает сердце девочки. Это не в моем стиле Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные.

Теперь толпа вздыхает намного громче. Я чувствую жар гордости, расцветающей в груди. Руки и лицо горят, и я трясусь, но я не буду это показывать. Я не позволю ему победить. Я не отступлю. В старой школе, во Флориде, я имела дело с дюжинами таких как он – маменькими сынками. Они все одинаковы – мы обмениваемся ругательствами до тех пор, пока я не опозорю его перед всеми так сильно, что он не сможет ответить. Это самый лучший способ справиться с ним. Я добьюсь справедливости для Кайлы.

Но всё происходит не так. Он не отвечает. Он наклоняется через мое плечо Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные для нокаута, его губы так близко, что я чувствую его горячее дыхание на мочке уха.

– Потому что это произошло с тобой, не так ли?

Мое дыхание сбивается. Я пытаюсь скрыть это, но отступаю, и когда Джек видит это, он смеется. Его смех недружелюбный и холодный, как будто ломающаяся на две части замороженная вещь. Он поднимает руки вверх, будто бы прощается с комнатой, и уходит через дверь, в которую пришел, растворяясь на ночной лужайке, уставленной плохо припаркованными машинами.

В доме снова начинаются разговоры. Люди смеются, танцуют и снова пьют, целуются взасос у стен. Жар и лед одновременно переливаются по моим Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные венам, вперед и назад. Мое сердце сжимается, словно налитое свинцом, и я не могу дышать. Кайла кладет руку на мое плечо.

– Ты в порядке, Айсис?

Как он узнал? Неужели он смог так легко прочитать меня? Да, то же самое произошло со мной. Парень разбил мое сердце – нет – больше, чем просто разбил. Он разбил мою душу, мое сердце и мою личность. Через три года, девять недель и пятьдесят один день я должна быть в состоянии скрыть это лучше. Как он мог узнать?

Все смотрят. Я не могу сбежать через дверь, он ушел через нее, если последую за ним, меня не Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные правильно поймут. Я не могу пойти наверх, чтобы остаться одной, иначе они решат, что он выиграл. Выиграл что? Я не уверена, но сопротивление, которое произошло между нами, похоже на лихорадку – неприятный жар, который невозможно проигнорировать. Он разорвал мою незаживающую рану. Я хочу уйти, заползти в какое-нибудь тихое место и залечить её, но я не могу. Ребята, может быть, и вернулись к вечеринке, но также продолжают наблюдать за мной. Они хотят подтверждения того, что именно произошло, так что мой следующий шаг будет определяющим.

Он использовал как оружие самое личное.

Он расковырял рану, о которой я больше никогда не хотела Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные думать, ту, из-за которой я переехала сюда, сбежала.

– Он поцеловал меня! – сообщаю я громко Кайле. – Это было отвратительно! Только язык и никакого умения!

Глаза Кайлы расширяются. Мои слова возвращаются ко мне эхом, через музыку, отрывками голосов: «Поцеловал. Новая девочка. Джек Хантер. Ледяной Принц поцеловал Новую Девочку». Пока все перешептываются, я хватаю Кайлу за руку и тяну на кухню. Она дрожит. Я кладу свои руки ей на плечи и смотрю в глаза.

– Ты… ты и он, – начинает она.

– Ничего не сделали, – бормочу я. – Клянусь тебе. Я это сказала, чтобы он выглядел плохо.

Её глаза моментально вспыхивают, затем тускнеют, и от этого Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные мне очень грустно, злость утихает. Он всё еще ей нравится, даже после того, как назвал её жалкой перед всеми. Из-за нее мне становится плохо, потому что я хорошо понимаю Кайлу. Я раньше была на её месте, вот почему чувствую себя так чертовски плохо.

– Не могу поверить, что ты действительно ударила его! – говорит Кайла. – Ты сумасшедшая!

– Ты сумасшедшая, если тебе нравится такой парень как он, – вздыхаю я. – Разве мама не предупреждала тебя держаться подальше от диких кобелей?

– Он не кобель! – возражает она. – Он никогда не приставал ко мне!

– Потому что он гей?

– У него есть взрослые подружки Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные из колледжа! Каждую неделю новая!

– Потому что он заказывает их из России. Или с Сатурна. Зависит от того, как много девушек, отчаянно нуждаются в деньгах.

Кайла качается, и я помогаю ей сесть на полированный деревянный пол напротив кухонной стойки, возле огромного шкафа для посуды. Она чувствует его за спиной, пьяно открывает, и заползает внутрь, закрывая за собой дверцы. Я становлюсь чрезвычайно терпеливой и понимающей на целых десять секунд, затем стучусь. Изнутри раздается бормотание.

– Уходи.

– Да ладно. Я не жалею. Он заслужил это, понятно?

– Он мне нравится с четвертого класса! – огорчается Кайла. – Я впервые разговаривала с ним! А ты... ты подошла Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные и всё испортила! Всё кончено! Моя жизнь кончена!

– Ты хорошо прожила эту жизнь, – добавляю я.

– Вообще-то я не собираюсь умирать! – она распахивает дверь шкафа, и кричит на меня.

– О, но ты собираешься умереть! Примерно в семьдесят лет. Сейчас ты выглядишь очень даже живой и очень пьяной, так что, думаю, я отвезу тебя домой.

– Нет! Я могу вести сама! – Она вылезает из шкафа и сразу поскальзывается. Я ловлю её, поднимаю, и вместе мы выходим через парадную дверь.

– Да, ты сейчас вполне можешь въехать в скалу.

– Еще как могу! – стонет Кайла. – Джек теперь меня ненавидит!

– Ох, тьфу, шикарно! Я уверена, он будет Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные вспоминать тебя с нежностью как четыреста тридцать шестую девушку, которую довел до слез.

Кайла начинает рыдать, и я наполовину волочу, наполовину тяну её через лужайку к моему крошечному Фольксваген Жук. Машина светло-зеленая и ржавая, с разбитой задней фарой и кучей банок из-под содовой на полу. Но она делает свою работу, дает всем знать – я плохая, и это всё, что мне требуется от автомобиля.

– Айсис!

Кто-то зовет меня. Кайла пытается сбежать, но она настолько пьяна, что просто качается из стороны в сторону на месте и рыгает. Я усаживаю её на сиденье и закрываю дверь, поворачиваясь Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные к тому, кто меня звал. Эйвери Брайтон идет ко мне, её рыжие кудри подпрыгивают, а зеленые глаза блестят. Она похожа на красивую ирландскую куклу с фарфоровой кожей, стройными пропорциями и большим количеством милых веснушек на носу. Как будто Бог отретушировал её, а для всех остальных у него закончилась краска, он посмотрел вниз на всех детей, которых скинул на Землю и произнес: «Ха-ха, но поверьте – этот будет шедевром».

– Ты похищаешь Кайлу? – спрашивает Эйвери с улыбкой фарфоровой куклы.

– Теоретически, я не похожа на человека, способного на это, но также, теоретически, если бы я знала, как похищать людей, поискав на Гугле Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные, когда мне было скучно во время рождественских каникул в прошлом году, тогда, теоретически, здесь бы потребовался хлороформ и много изоленты.

– Да, хорошо, это очень интересно, но я собираюсь вернуть её обратно. Она нужна мне тут.

– Она, вроде как, не в состоянии. И она действительно расстроена из-за некоторых вещей, не знаю, видела ты или нет, что произошло?

– Я видела. Было интересно. Возможно, это было самое интересное событие за прошедшие годы помимо попытки самоубийства Эрики, – размышляет Эйвери. Она смотрит на меня сверху вниз, как будто видит меня в новом свете, а затем указывает на меня. – Но это не освобождает Кайлу от Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные некоторых поручений, которые она должна выполнить сегодня вечером.

– Это что, предупреждение? Как ты можешь такое говорить о ком-то? Не думаю, что она твоя собственность, а ей нужно полежать и охладиться, поэтому я отвезу её домой?

Я обхожу машину к водительской стороне, в то время как лицо Эйвери становится мертвенно-бледным, вампирским.

– Почему ты разговариваешь вопросами? – спрашивает она.

– Почему ты? Разговариваешь вопросами? – я вытягиваю шею поверх капота и смотрю ей в глаза. Она похожа на медведя. Очень большого и богатого медведя. Я не могу отвернуться, иначе она убьет меня и использует мои внутренности для линии сумочек «Луи Витон Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные».

– Если ты сейчас уедешь, я тебя не приглашу на следующую вечеринку.

– Хорошо? Это правда хорошо, потому что не думаю, что хочу общаться с людьми, которые называют попытку суицида интересным событием? И которые делают сок со слабительным и притворяются, что это пунш? Это так же плохо, как и играющий Black Eyed Peas по кругу?

Я быстро запрыгиваю в машину, завожу её и отъезжаю. Эйвери всё еще смотрит на меня невозмутимо, но её брови от раздражения дергаются. Я опускаю окно, когда подъезжаю к ней ближе.

– Ты, типо, популярная, поэтому я должна поблагодарить тебя за приглашение? И за угрозу? Типо: « Вау, эта вечеринка Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные была отстойной, но угроза действительно хороша?». Даю тебе две звезды за попытку? Я много болтаю? – я делаю паузу. – Держись подальше?

– Ты ходишь в мою школу, идиотка.

Она сделала это. Она обозвала меня. Самая популярная девочка в школе только что меня обозвала. Теперь я должна или убить себя, или вернуться во Флориду, или быстро уехать, чтоб не нагрубить. Жму на газ, мчусь по её подъездной дорожке, но недостаточно быстро объезжаю статую льва, и одно из львиных яичек взмывает в воздух и падает. Я уезжаю, оставляя позади огромное количество новых врагов и льва с одним яичком, и везу домой Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные может-быть-подружку, которая думает, что я разрушила её давнее увлечение, и даже всё это дерьмо лучше, чем то, через что я прошла, то, что длилось три года, девять недель и пятьдесят один день плохих воспоминаний.

-2-

3 года

9 недель

6 дней

Я высаживаю почти протрезвевшую Кайлу в тихом переулке возле её дома. Она нерешительно смотрит на меня, её макияж смазан из-за слез, и тихо бормочет:

– Спасибо.

– Черт, мне очень жаль, – вздыхаю я. – Мне действительно жаль, Кайла.

Она пожимает плечами.

– Неважно. Увидимся в понедельник.

Не неважно. Люди так говорят, когда ситуацию слишком трудно выразить словами. Если она всё еще считает меня реальным объектом, с которым достойна Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные показаться в понедельник, я буду чертовски рада.

Когда я еду домой по темной дороге, извивающейся вокруг коровьих пастбищ и кукурузных полей, отпечаток ледяных голубых глаз Джека и его приводящие в ярость слова эхом звучат в моей голове: «Потому что это произошло с тобой, не так ли?»

Крепко сжимаю руль. Он понятия не имеет, что со мной случилось.

«Я не встречаюсь с уродливыми девочками».

Раздается новый голос в голове. Безымянный – парень, который мне нравился. Любила? Нравился. Я больше не знаю. Он сделал мне очень больно – это всё, что я знаю. У себя в голове называю его «Безымянный». Потому что реальное Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные имя до сих пор причиняет физическую боль. Дышу равномерно: вдох-выдох, пытаясь притупить боль в груди. Я оставила всё позади. Действительно оставила всё позади. После трех лет, девяти недель и пятидесяти одного дня я множество раз оставила всё позади.

Заезжаю на подъездную дорожку к дому и глушу мотор. Сижу в темноте, отгоняя все плохие воспоминания и притягивая новые. У меня появился своего рода друг. Мама здесь намного счастливее. Я не видела Безымянного около двух месяцев. Очень хорошо. Это хорошие новые вещи, которые заполняют дыры в стенах моего разума, оставленные после разрушения плохими вещами. Хорошие новые вещи хоть и надуманны Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные, но сейчас они будут защищать меня.

Я сверкаю себе улыбкой в зеркало заднего вида. В последнее время быть грустной возле мамы очень опасно. Поэтому мне приходится притворяться, по крайней мере, необходимо играть роль, пока не доберусь до своей комнаты.

У нас двухэтажный дом с белыми дверьми и синей отделкой. Ржавый китайский колокольчик слабо звенит на террасе, а сад больше похож на несколько участков неопрятной жухлой травы. Сломанное барбекю, уныло скинутое в угол у дырявого шланга, и дюжина или около того, увядших может-красных-может-цвета-детской-неожиданности роз борющихся, чтобы вырасти как можно выше от умирающего куста, который отделяет наш Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные палисадник от улицы. Днем всё выглядит уродливо, но ночью, благодаря свету, пробивающемуся сквозь занавески, представить, что это не помойка, намного легче. Это единственное приличное место, которое могла позволить мама, но оно сильно отличается от маленького прибрежного коттеджа, в котором я росла во Флориде.

– Я дома! – Открываю дверь и сетку от насекомых. Наш кот, Исчадие ада или Коко, или вылезай-из-холодильника-идиот, мягко крадется ко мне и трется о лодыжки, пока я кладу ключи в блюдце и снимаю пальто. За ним следует мама, её халат туго затянут, а лицо выражает нетерпение. Она красивая, в возрасте, с седыми прядями Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные в волосах и мягкой линией улыбки. У неё темные, невероятно ясные глаза.

– Ты повеселилась? Сколько парней поцеловала? – спрашивает она.

– Семьдесят. Не меньше.

– Сколько шотов выпила?

– Четырнадцать. На полпути домой я отпустила руль, и Иисус вез меня оставшуюся часть дороги.

Она смеется и гладит меня по голове.

– Рада, что ты повеселилась.

Мы обе знаем: я не выпиваю и не целуюсь с мальчиками, так что это своего рода наша ненормальная шутка. Она бредет на кухню, где её ждут газета и чай. Исчадие ада прыгает на стул напротив нее и начинает важно вылизывать свои яйца.

– Ты принимала лекарства? – спрашиваю я. Мама вздыхает Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные.

– Да. Конечно. Не стоит обо мне беспокоиться. Я – взрослая женщина. Сама могу о себе побеспокоиться.

Я смотрю на кухонную стойку. Она заставлена пригоревшими кастрюлями и сковородками. Пол запачкан, и точно могу сказать, что мама не открывала занавески весь день. Но это не её вина. Некоторые дни лучше, чем другие. В этом нужно винить придурка, который избил её до полусмерти. Если бы папа был здесь, он смог бы сделать для нее большее. По крайней мере, заставить её улыбаться. Но его нет. Он переехал к своей новой семье. Тем не менее, я здесь. Но все что в моих силах – это мыть Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные посуду и попытаться не беспокоить маму. Так я и делаю. Это все, что у меня есть.


documentapwucar.html
documentapwujkz.html
documentapwuqvh.html
documentapwuyfp.html
documentapwvfpx.html
Документ Благодарности 1 страница. Прекрасные и Порочные