Психологическая зависимость

Психологическая зависимость

Лица, составляющие ближайшее окружение химически зависимых, как правило, страдают созависимостью, что, в частности, затрудняет своевременное начало лечения. Вернон Джонсон (2000) разработал метод «прямого вмешательства», предполагающий конфронтацию с больным алкоголизмом с помощью его ближайшего окружения и включающий семь этапов.

1. Инициатор терапии избавляется от чувства вины за «вынесение сора из избы» и от страха перед реакцией больного; сообщает терапевту о клинике заболевания, его медицинских, психологических и социальных последствиях; помогает терапевту составить список потенциальных участников «коллектива вмешательства» и затем просит их о сотрудничестве.

2. Терапевт организует встречу коллектива, рассказывает о природе алкоголизма, анозогнозии, подчеркивает, что больной не будет искать помощи и не сможет самостоятельно бросить пить, предсказывает Психологическая зависимость его будущее, объясняет необходимость коллективного вмешательства.

3. Проблема «Как мы можем изменить алкоголика?» заменяется на «Как мы можем изменить себя и свои отношения с пациентом, чтобы мы были довольны им?».

4. Участники команды сообща отреагируют накопившиеся негативные чувства к пациенту, перерабатывают свои переживания и готовятся пойти на риск конфронтации.

5. Каждый член команды составляет свой список алкогольных эксцессов, свидетелем которых он был и из-за которых у больного возникали проблемы; участники обмениваются своими списками и обсуждают их. Терапевт помогает сформулировать высказывания, входящие в список, таким образом, чтобы они содержали:

o точное описание событий и поведения больного;

o отношение к употреблению алкоголя Психологическая зависимость;

o выражение собственных чувств по этому поводу;

o выражение пожеланий или положительного отношения к больному.

6. Выбор альтернатив: выбираются лечебные учреждения или общества АА (Анонимных Алкоголиков), которые будут предложены больному. Намечается время вмешательства (когда у больного возникает очередная кризисная ситуация) и место (нейтральное, в присутствии терапевта).

7. Этап непосредственного терапевтического вмешательства. Больной приглашается на встречу, члены «коллектива вмешательства» зачитывают друг за другом свои списки и сталкивают больного с его реальностью Под влиянием массы фактов, единодушного выражения озабоченности и симпатии больной соглашается с требованиями немедленно включиться в предлагаемое антиалкогольное лечение, выбрав из нескольких наиболее устраивающий его вариант.

Во время предварительной Психологическая зависимость подготовки терапевт следит, чтобы участники команды не допускали обычных ошибок. Они сводятся к следующим: 1) говорить за другого и о том, чего сам не видел; 3) навязывать свое мнение, а не искать истину; 4) перемешивать факты и комментарии, домыслы и подтасовки; 5) шантажировать угрозами, которые не собираются реализовать.

Т.Г. Рыбакова (2002) отмечает у жен А-зависимых склонность к эмоциональной неустойчивости, несовпадение вербальных и невербальных компонентов отношения к мужу. Так, на вербальном уровне жена воспринимает трезвого мужа как не обращающего на нее внимания и характеризует его как скучного и слабого, На эмоциональном уровне она воспринимает его выпившего как сильного, неожиданного, яркого, сексуально привлекательного мужчину Психологическая зависимость. В период терапевтической ремиссии жена, привыкнув единолично решать все семейные проблемы, не решается делить их с мужем. Он, в свою очередь, занят в основном реабилитацией по месту работы, ограничивается минимумом обязанностей перед семьей, что вызывает недовольство жены. В результате в семье нарастает эмоциональное напряжение, приводящее к оживлению влечения к алкоголю.



Разработанная автором программа семейной терапии для больных алкоголизмом сочетает принципы личностно-ориентированной и когнитивно-поведенческой психотерапии и предусматривает последовательное решение следующих задач:

1) семейная диагностика;

2) формирование готовности к сотрудничеству с врачом и привлечение к лечению больного членов его семьи;

3) повышение информированности семьи по проблеме алкоголизма, выработка правильных представлений о болезни Психологическая зависимость;

4) разрешение конфликта, связанного с пьянством, и формирование установки больного на трезвость;

5) коррекция ролевых отношений, лечение невротических расстройств и созависимости у членов семьи;

6) обучение членов семьи адекватным способам реагирования и поведения;

7) разрешение текущих семейных конфликтов и закрепление установки больного на трезвость в ремиссии;

8) реконструкция всех дисфункциональных семейных отношений.

Групповые занятия с женами пациентов проводятся параллельно с групповой терапией больных в течение 1,5-3 месяцев еженедельно по вечерам. Основным методом работы является свободная дискуссия на темы алкоголизма как болезни, предвестников рецидива и т.п. На этапе стабилизации ремиссии пациенты и их жены объединяются в группы супружеских пар для разрешения конфликтов, вызванных пьянством.

Первые три Психологическая зависимость месяца группы занимаются 1 раз в неделю, затем – 2 раза в месяц, а через 6–9 мес. – 1 раз в месяц. Занятия группы начинаются с самоотчетов, при этом учитывается как отношение больных к своей болезни и поддерживающей терапии, так и проблемы формирования новых взаимоотношений в семье. Особое внимание обращается на способность супругов чувствовать душевное состояние друг друга, на умение поставить себя на место супруга в трудных ситуациях. С этой целью применяются различные невербальные методики, ролевые игры, позволяющие выявить возникающие у членов группы проблемы и найти способы их решения.

Разыгрываются типичные трудные ситуации: встреча гостей, встреча с бывшими собутыльниками, позднее возращение домой и т.п. Обмен разыгрываемыми Психологическая зависимость ролями между супругами приводит к росту эмпатии и к пониманию мотивов поведения друг друга. На более отдаленных этапах существования группы включаются элементы клубной работы: организация совместного досуга, обсуждение кинофильмов и книг, совместное проведение отпусков.

П. Рейли использует образовательный подход для обучения членов семьи распознаванию ранних признаков рецидива. Родственники приглашаются на занятия вместе с больными, прекратившими алкоголизацию. Члены группы учатся распознавать депрессию, переживания гнева и одиночества в качестве пусковых факторов. Затем группа разбивается на подгруппы, в которых прорабатываются новые подходы к решению проблем, связанных с воздержанием.

В. Д. Москаленко (2002), применяет программу преодоления созависимости, которая включает в себя компоненты образования по Психологическая зависимость актуальным проблемам, коммуникативный тренинг, индивидуальную, супружескую и групповую терапию, посещение групп Ал-Анон и Нар-Анон.

Кит Уилсон и Элейн Голдман используют для лечения созависимых психодраму. Предварительная задача – растопить лед недоверия, свойственный таким больным. Для ее решения применяются вначале простые методы: групповое расслабление, глубокое дыхание, сосредоточенность на своих ощущениях с закрытыми глазами. Затем ведущий задает каждому вопросы о важных людях и событиях в его жизни, важнейших чертах его личности и ведущих интересах и т.п., причем ведущий делится и собственными ответами на эти вопросы. Далее участники проделывают парные упражнения на повышение доверия, например, «Слепой и поводырь». Партнеры Психологическая зависимость обмениваются ролями и затем все делятся своими впечатлениями.

На первом этапе работы достигается осознание роли алкоголя в семье. Каждый участник составляет из членов группы две социограммы: родительской и собственной семьи. Это позволяет ему воочию увидеть влияние поведения алкоголика в родительской семье на собственную семейную жизнь. Не менее важно, что при этом разрывается заговор молчания об алкоголизме в семье родителей. Наступает время работы с чувствами – горем по поводу неоплаканных утрат, невысказанных обид и т.п. Используется техника «пустого стула», на который усаживается родитель-алкоголик, чтобы завершить «неоконченный разговор» со Значимым Другим. Аналогичная техника – «ненаписанное письмо».

На второй стадии терапии проводится работа с Психологическая зависимость базовыми проблемами: способы поведения, усвоенные в детстве и ставшие проблемой во взрослой жизни; отношение к ПАВ; темы доверия, зависимости и контроля; проблемы близости и сексуальности; вопросы построения границ. Применяются техники классической психодрамы.

Третья стадия посвящена проработке достигнутых инсайтов, в ней широко используется ролевой тренинг. При репетиции нового поведения с членами семьи эффективен прием «Зеркало», позволяющий больному увидеть, как он сам невольно провоцирует нежелательную реакцию своим привычным поведением. Для освобождения «затюканного внутреннего Ребенка» помогают упражнения на спонтанность и разыгрывание историй с принятием на себя ролей, не характерных в обычной жизни.

В заключительной фазе терапии участники начинают принимать на себя Психологическая зависимость ответственность за собственные решения, обязательства и личностный рост, строят планы на будущее. Используется техника «Волшебная лавка», в которой члены группы могут приобрести нужные для изменения своей жизни качества в обмен на специфические черты созависимых: страх, гнев, безнадежность, отсутствие доверия.

Д. Беренсон в тех случаях, когда описанный выше метод конфронтации Вернона Джонсона оказывается неэффективным, и больной отказывается от лечения, рекомендует следующую стратегию:

§ урегулирование семейной системы через объяснение проблем и обучение семьи приемам преодоления негативных чувств;

§ участие родственников в группе Ал-Анон;

§ супругу больного предлагается сделать выбор: 1) сохранить свое поведение, 2) отдалиться эмоционально, 3) отделиться.

При выборе второго варианта супруга учат не Психологическая зависимость критиковать употребляющего алкоголь, принять ситуацию, как она есть, жить с больным и быть ответственным за собственные реакции на его поведение.

При лечении игроголика для изоляции от привычного окружения целесообразна его госпитализация на 2-3 месяца, во время которой обычно применяется литий для купирования сопутствующего депрессивного синдрома, а также начинается психодинамическая терапия. Используется также имажинативная (лат. imago – образ) десенситизация, когда больной представляет себя способным воздержаться от игры в различных, все более провоцирующих ситуациях. Пациенту также дают парадоксальное предписание играть в соответствии со строгим режимом, разработанным терапевтом.

Эффективна групповая психотерапия, направленная на работу с образами и эмоциями, а также с проблемами общения, поскольку Психологическая зависимость аддикты обычно испытывают значительные затруднения в этих сферах. Эффективным является участие в группе взаимопомощи Анонимные Игроки, работающей по принципу Анонимных Алкоголиков. Используются публичные признания, групповое давление и пример бывших пациентов, бросивших игру.

Р.Л. Кастер, 2002 начинает терапию с 2–3-недельного курса интенсивной поддерживающей терапии, направленной на преодоление фазы разочарования. Затем с пациентом и его семьей заключают контракт, согласно которому он обязуется сделать все возможное для избежания срыва. Проводится групповая терапия, фокусированная на коррекции манипулятивного поведения и выработку мотивации к участию в сообществе «Анонимных игроков», с помощью которого пациент решает свои финансовые и семейные проблемы.

И.С. Павлов (2003) предлагает в работе с Психологическая зависимость патологическими игроками учитывать следующие терапевтические мишени.

· Навязчивые мысли об игре, влечение к атмосфере игры. При неудовлетворении этих влечений возникает чувство дискомфорта, внутреннего напряжения

· Перевод с помощью игры субдепрессии в радость или злость на себя или ситуацию, чтобы оживить себя в ситуации риска, разрядиться, получить причину плохого настроения: не везет в игре.

· Сверхценная идея быстро и легко обогатиться.

· Реализация фактора веры, надежды на выигрыш.

· Авторитетная группа, разделяющая взгляды на риск, надежду и мифы о выигрыше.

· Перенос значимой жизнедеятельности в атмосферу игры, неопределенности исхода, риска, с появлением чувства насыщенности и значимости бытия.

А. Щербаков с соавт. (2003) описывают четыре этапа драматерапии Психологическая зависимость гемблинга.

1. Создание личного мифа о собственном болезненном состоянии, с обозначением Провокатора и Судьбы.

2. Работа с генограммой, т.е. интрапсихическое дистанцирование от семейного наследия.

3. Разыгрывание истории о собственном Большом марафоне (один из 5 миллионов сперматозоидов побеждает в гонке за жизнь).

4. Проработка раннего детского опыта и сегодняшних проблем.

К распространенным в настоящее время нехимическим зависимостям относится также религиозный фанатизм. Окончательно освободиться от влияния секты можно только с помощью специально созданной команды близких и друзей аддикта, которые общими усилиями могут вернуть его к прежней жизни. Ядро команды составляют родные, близкие и друзья. В команду включаются также люди, с которыми адепт культа был связан Психологическая зависимость до своего вступления в секту, другие семьи с аналогичными проблемами, бывшие члены секты.

Подготовить такую команду для терапевтического вмешательства может семейный терапевт. Многих потенциальных членов команды обычно приходится убеждать в наличии проблемы. У таких людей, использующих защиту отрицанием, необходимо спрашивать: «Какие вам нужны доказательства, чтобы убедиться в существовании проблемы?» и предоставлять соответствующую информацию. Часто члены команды нуждаются в опровержении ошибочных представлений, мешающих эффективной работе команды.

Стивен Хассен перечисляет 10 подобных заблуждений: «Никакого контроля сознания не существует», «Любое влияние является контролем сознания», «Ведь он по-своему счастлив!», «Нельзя вмешиваться в жизнь взрослого человека», «Он имеет право верить, во что хочет», «Он достаточно умен и Психологическая зависимость разберется сам», «Он так слаб, что ищет руководства», «Уж лучше секта, чем его прежняя жизнь», «Он уйдет сам, когда будет готов», «Мы потеряли надежду».

Дэвид Бернс описывает когнитивные стереотипы членов команды, которые приходится преодолевать в ходе терапии.

Абсолютизация прошлого опыта: он никогда не слушал моих советов, не послушает и сейчас.

Сверхобобщение: в прошлый раз мы поссорились, он всегда ненавидел меня. Наклеивание ярлыков: да ты просто зомби!

Самообвинение: это моя вина, что он в культе.

Отрицание: никто его не контролирует, просто он сейчас в растерянности.

Рационализация: если бы не секта, она была бы сейчас среди своих наркоманов Психологическая зависимость.

Негативная фильтрация: мы чудесно провели вчерашний день, но он все равно вернулся в секту, это полный провал. Поляризация: он так усердно трудится в своей секте, хотя все равно ничего не добьется.

Персонализация (предположение, что все происходящее имеет отношение к вам): я оставила для него три сообщения, а он все равно не позвонил; должно быть, он знает, что я обратилась к консультанту.

Чтение мыслей: конечно, ты расстроился, что я не предупредила тебя прежде, чем что-то делать.

Ошибки контроля: я выбью из него эту дурь! (или наоборот: мои попытки безрезультатны).

Эмоциональная аргументация: я так чувствую, что любой, кто верит в Психологическая зависимость эту чушь, просто слабак.

J Из казино выходят двое мужчин. Один в плавках, другой раздет.

- Тебе хорошо, – обращается голый игрок к товарищу, – умеешь вовремя остановиться!


documentapwvnaf.html
documentapwvukn.html
documentapwwbuv.html
documentapwwjfd.html
documentapwwqpl.html
Документ Психологическая зависимость